С кем-то поговорить..

С кем-то поговорить..Самоубийство — явление, знакомое во всем мире. В Британии кто-то кончает жизнь самоубийством каждые два часа, а неудачная попытка покончить с собственной жизнью совершается каждые две с половиной минуты. «Самаритяне» — это организация, которая всегда, днем и ночью, готова выслушать тех, для которых жизнь стала невыносимой.

О самоубийствах волонтёрам этой организации известно многое. Они знают то, о чем большинство из нас предпочитают, как правило, вообще не думать, не то, что сталкиваться непосредственно. Начиная с 1953 года, число самоубийств в Великобритании сократилось благодаря тому, что благотворительная организация «Самаритяне», обеспечивая моральную поддержку, не осуждая, выслушивают и дают советы тем, у кого, по всей вероятности, нет никого другого, к кому они могли бы обратиться.

Это движение возникло, благодаря усилиям англиканского священника доктора Чэда Вара. Однажды ему довелось хоронить девочку-подростка, которая, испугавшись первой менструации, принятой ею за какую-то болезнь, покончила жизнь самоубийством. Обратиться за разъяснениями к кому-то она не могла. Этот трагический случай глубоко потряс доктора Вара.

Более того, он понял, что причиной смерти девочки было ее одиночество. Он также понял, что общество нуждается в помощи, которую никто ему не предоставляет. Своим прихожанам он тогда выделил ризницу и свое время, чтобы в случае беды у них было с кем поговорить. Такая помощь оказалась очень нужной, и скоро доктору Вара пришлось привлечь помощников, которые под его руководством тоже стали советниками. Вскоре в других местах возникли аналогичные службы, и движению «Самаритян» было положено начало. Теперь под этой вывеской по всей Великобритании и Ирландии разбросано более 200 центров, в которых работает более 22 000 добровольцев-волонтёров. Покровительница «Самаритян» — герцогиня Кентская. В 1984 году доктор Вара основал организацию «Бифрэндерз Интернэшнл» (Befrienders Worldwide), которая выполняет работу «Самаритян» по всему миру.

Слово «Самаритяне» оказалось уместным с самого начала, по аналогии с самаритянином из Нового Завета, который остановился, чтобы помочь путнику, хотя остальные люди прошли мимо. Все члены общества — добровольцы. Они безвозмездно приносят в жертву свое время, отрабатывая трехчасовую дневную смену каждую неделю и одну восьмичасовую ночную смену — раз в месяц. Их эмоциональный вклад не менее значителен. Добровольцам приходится выслушивать и вникать в целый диапазон личных проблем и трагедий: болезнь, инвалидность, смерть, одиночество, изнасилование, развод, бедность, муки, раскаяние. Страданиям человеческим нет конца. Самаритяне делают все, что в их силах, чтобы помочь и поддержать нуждающихся.

Функции движения распределяются как бы на трех уровнях. Местные филиалы, во главе с директором, обеспечивают помощь местному населению. Кроме того, местные филиалы организуют различные мероприятия для сбора средств, которые составляют одну четверть всех доходов общества. Пособия от правительства составляют вторую четверть доходов, оставшуюся часть дают пожертвования и оставленные наследства.

В целом, организация расходует в год около 3 миллионов фунтов. Размеры филиалов сильно отличаются друг от друга: самый крупный — в центре Лондона, в нем работают более 400 добровольцев; самый маленький — на далеком севере страны, где всего 25 добровольцев. Все филиалы сведены в пару десятков групп, они-то и обеспечивают нуждающихся советами и информацией, а также готовят добровольцев. Главное управление находится в Лондоне, в нем работают 12 человек, получающих зарплату.

Цель движения - оказать моральную поддержку. Всем известно, что разговор помогает. Под «разговором», на самом деле, подразумевается процесс превращения глубоких, трудных, а подчас и постыдных чувств в мысли. А затем - их превращение в слова и в разговор с кем-то, кому можно довериться, кто готов слушать, кто не станет судить, кто не попытается тут же дать готовое решение, и, что очень важно, с кем в будущем не придется сталкиваться. То, что делают волонтёры этой организации, очень важно. Наравне с другими организациями, они обеспечивают обществу помощь и заботу.

Добровольцы приходят в организацию из разных слоев общества. (Полицейские — единственные, кому отказано, потому что самаритянская деятельность могла бы привести к конфликту с профессиональными обязанностями полицейского). Но всех их объединяют известные черты и особенности. Это не только эмоциональная уравновешенность, необходимая при столь напряженной работе. Первостепенным является умение слушать и слышать.

Когда какой-то человек проявляет заинтересованность в добровольной работе Самаритянина, с ним проводят примерно двухчасовое собеседование с глазу на глаз. Оно проходит в помещении местного филиала. В ходе этого собеседования, специалисты центра стараеются добраться до самой сути человека и таким образом дают ему возможность открыть в себе такие черты, о существовании которых он и не знал. Речь идет о предубеждениях, слабостях, тревогах, страхах, вещах, от которых душу воротит. Психологам организации нужно многое узнать о потенциальных добровольцах, но и им — об организации и сложностях работы ещё больше. Да еще и о самих себе. Вот почему они расспрашивают кандидатов об их взглядах на целый ряд общечеловеческих проблем, и как бы вынуждают их выразить свои чувства по таким проблемам, как кровосмешение, надругательство над малолетними, наркотики и алкоголь, религия (Самаритянам строго запрещено навязывать или высказывать религиозные взгляды в работе), сексуальные наклонности, расовые предубеждения и конечно же — самоубийство. В итоге многие кандидаты отпадают. Надо признать, что отклоненных кандидатов меньше, чем тех, которые сами отказались от будущей добровольной деятельности. Только примерно 25% кандидатов доходят до 20-часового подготовительного курса, на котором в ходе групповых занятий разыгрываются и импровизируются ситуации, возможные в будущей деятельности добровольца. Самаритянину следует быть подготовленным ко всякого рода телефонным звонкам и вызовам.

Основная работа происходит по телефону. Это становится естественным и понятным если взглянуть на потребности тех, кто обращается за помощью. Когда человеку плохо, то ему проще снять трубку, проще остаться безымянным. Ему не надо говорить, кто он, и никто не знает, где он. Телефоны работают 24 часа в сутки, ежедневно. Если же кто-то хочет прийти в организацию, то его обязательноо примут. При личном общении, используя жесты и экстраязыковое общение, больше возможностей установления контакта, чем с помощью телефона.

Ну, и кроме того, «Самаритяне» попытаются войти в контакт, по телефону или лично, если было получено сообщение от третьей стороны; такой третьей стороной часто бывает участковая медсестра или добровольцы, развозящие старикам горячую пищу, так называемую «еду на колесах». «Проще всего быть Самаритянином, когда сидишь в центре и ждешь, чтобы зазвонил телефон. Однако наша помощь нужна в местах, где в ней особенно нуждаются, например, в тюрьмах, больницах, школах, сельской местности. Нас почти никогда не посылают к черту в случаях, когда вызов был сделан третьей стороной. Нам почти всегда рады», — говорит один из волонтёров.

Исключительно важными являются принципы сохранения анонимности и доверия. Исходя из этого, добровольцев просят скрывать свою принадлежность к организации, кроме как от своих домашних и ближайших друзей. Им категорически запрещено обсуждать свою деятельность вне центра.

Другим важным принципом является тот факт, что инициатива остается в руках звонящего. Он сам решает, что ему делать. Никто не будет вмешиваться и не станет его удерживать от того, что он намерен предпринять. Такой подход, в случае самоубийства, на первый взгляд кажется странным. Не следовало ли бы Самаритянину отговорить своего клиента от самоубийства? А вот психолог одного из центров на это отвечает: «Мы, вместе со звонящим, пытаемся проанализировать те причины, которые толкают его к смерти. Мы пытаемся выяснить его обстоятельства, понять его состояние, рассмотреть его шансы в случае отказа от самоубийства. Кого-то, скажем, человека смертельно больного, или того, кто, как стало понятно из разговора, считает, что ему не для чего больше жить, очень трудно убедительно уговорить не лишать себя жизни».

Передвижные центры этого благотворительного объединения направляются в отдаленные сельские районы; они приезжают, кроме того, и на многолюдные сборища, такие, как фестивали поп-музыки. «Самаритяне» прилагают усилия, чтобы обнаружить, как это у них называется, «черные дыры» — т.е. районы страны и прослойки общества, которые по тем или иным причинам не охвачены движением и требуют особого внимания. Работа по всеобщему «охвату» будет одним из коренных вопросов в будущем.

Хотя одна из главных целей организации на будущее - это лишить самих себя работы. Однако, как всем кажется, что такое время, когда в «Самаритянах» не будет нужды, никогда не наступит.

Для простого обывателя добровольцы организации, чаще всего, по-прежнему люди, нужные кому-то другому, не ему. «О да, я знаю «Самаритян», они нужны тем, кто больше не может. Я-то в порядке», — говорит обыватель, даже зная, что и у него не так-то уж все в порядке. Людям следует научиться признаваться самим себе, что и им может понадобиться моральная поддержка. А главное, что ничего постыдного в этом нет.

50 просмотров

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Видеоролики по теме

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!